Наверх
vorle.ru

Как я долг Родине отдавал. Письмо 3-е

Акции

Сеть городских порталов продолжает серию публикаций откровенных писем солдата-срочника, проходящего службу в вооруженных силах РФ.

Во втором письме гвардии младший сержант Тимофей Карвеев рассказал о том, как осваивался в армии и начал понимать, что к чему. Он уже четко осознает, что если перед тобой поставлена задача, решить ее нужно "кровь из носа", даже, несмотря на отсутствие средств для ее осуществления… хоть баллоном для бритья. Внезапно к нему приходит озарение, и он понимает, что "День сурка" - это не просто фантазия Гарольда Рэмиса, это бытность современной российской армии. Ну и, разумеется, ему пришлось смириться с фактом присутствия спорта в новой жизни сутками напролет. Тимофей впервые встал на лыжи, так что можно смело утверждать: деньки этого бойца уже проходят не впустую. Да, а какой торс ожидает его в качестве награды за доблестную службу Родине. Ммм, какой торс!

Часть 1-я. Актуальная

Общаемся с ним в социальной сети, спрашиваю:

- Тим, а ты случайно с коллегами ссылкочками на свое творчество не поделился?

- Обижаешь. Двоим давал читать. Им не очень интересно, они же живут в этом, это для них обыденное, - иронизирует гвардии младший сержант, решив изобразить эту картину в лицах: "Шакалы(см. Сборник слов и выражений, используемых в российской армии ХХI века) вон, ничего не зная, прикалываются:

- Когда Карвеев будет увольняться, надо будет изъять у него всю электронику, а то фотки и статьи про наш дурдом появятся в газетах.

- Уже все выложено, - честно признаюсь, рассчитывая, что не поверят.

- Ну, конечно, он уже все выслал через Интернет. Пришлешь с гражданки газеты?"

Так-то.

О том, что материалы об армейской жизни Карвеева уже опубликованы в сети, офицеры в его части не поверили А вот и они - доблестные офицеры связи

Часть 2-я. В которой Карвеев рассказывает о своем профессиональном разоблачении

Как я ни пытался тщательно скрыть свою гражданскую специальность дизайнера, на второй месяц службы меня все-таки раскусили и передали с поличным прямо в руки замполиту. Это звание у нас носит один очень живой офицер, капитан Астафьев (фамилия изменена по этическим соображениям), который и погрузил меня в воспитательную работу. Совершенно неожиданно мой командир, старший лейтенант Белунов, начал жутко ревновать меня к новому начальнику, ведь я очень много времени проводил с замполитом. На мой взгляд, этот вывод был сделан поспешно, потому что в жизни своего взвода я по-прежнему принимал немалое участие. Днем. С новым руководством же работа в основном проходила ночью…

Часть 3-я. Первый блин с дедом. Или художника в армии обидеть не сможет никто

Первое мое задание напоминало школьные годы: замполит потребовал сделать деревянный стенд с распорядком дня, наклеенным на него бумажными белыми буквами. Весь процесс у меня занял четыре дня (около двухсот маленьких букв), причем работал я не один - удалось выпросить на помощь дедушку-художника.

Со временем я переделал все, что висело на стенах, в том числе и стенгазеты. До своего увольнения их рисовал художник акварелью. Потом это дело торжественно передали мне. Сначала процесс создания армейских произведений искусства был очень трудоемким: я печатал на принтере и фотографии, и рисунки, и текст, потом вырезал все это и приклеивал на ватман. Но случилось чудо (мне везет по жизни), совершенно случайно я обнаружил, что в части имеется огромный принтер - плоттер. Так что теперь я не парился и мог распечатывать отличные полноценные плакаты, что занимало гораздо меньше времени и сил.

Часть 4-я. Бумажно-волокитная

Кроме печати всякого "творческого" барахла, я занимался подготовкой документов для служебных расследований на случай, если какие-нибудь гномы набили друг другу морды. На мои плечи тут же повесили обязанность следить за моральным климатом в коллективе, поэтому пришлось проводить психологические тесты всему личному составу батальона. Вдобавок мне поручили делать анкетирование вновь поступивших в батальон бойцов.

Вся эта постоянная занятость создавала ощущение, что время летит. Особенно по ночам, ибо замполиту дежурить одному было скучно, и он придумывал мне всяческие занятия, лишь бы я составил ему компанию.

- Рядовой Карвеев, на выход! - раз по 20 в день кричал дневальный, а в тот раз аж в 23:30.

- Что? Опять Астафьев?

- А кому ты тут еще нужен?

Захожу в его кабинет:

- Вызывали, Юрий Васильевич?

- Мне кажется, ты немного спал. Ну, да ладно, выспишься завтра, перед подъемом, - улыбается уже подпитой мимикой капитан, - Нам же пора обновить стенную печать.

- Так ведь только напечатали, до следующего месяца еще 20 дней.

- Да? Ну, тогда делай газету в честь... э-э-э... Какие у нас там праздники будут?

Часть 5-я. Дружба крепкая не сломается…

И вот как-то сдружились мы с ним, хотя за ночные подъемы я его втихаря ненавидел. Но Астафьев и гитара стали для меня ключом от всех дверей, даже той квартиры, где деньги лежат. С помощью замполита и моего музыкального инструмента я попадал на необычайные для солдата вечеринки офицеров. Выезжали под покровом ночи даже на пруд!

Но скоро замполит решил пойти на повышение и перевелся в другое подразделение. На проводы пригласил и меня, конечно, где выпил со мной 50 грамм. Как сам признался, угощал солдата впервые за всю свою службу.

Присутствующие офицеры негодовали:

- Я вообще не пойму, что здесь делает это дерьмо? - постоянно выкрикивал мой сверстник, старший лейтенант.

Днем я принимал активное участие в жизни своего взвода... ...большую часть которой, по-прежнему составлял спорт

- Слышь, вы можете хоть сейчас все свалить, если что-то не нравится, а я с Карвеевым останусь, мы будем петь! - защитил меня капитан Астафьев.

Часть 6-я. Мыло "Солдаты" в исполнении мотострелковой части гвардии младшего сержанта Тимофея Карвеева

Прапор один на нашем этаже очень похож на Шматко из телевизора. По утрам можно слышать голос из сериала:

- Вы че еще лежите, ёкарный бабай?! Выхо-о-одим, на**й, жрать! Вот досталось-то под старость, ёкарный бабай!

Еще один прапор, колобок такой, со следующего этажа тоже умиляет:

- Мущщины-на! Делаем так-на. Складываем палатки-на и несем-на в парк-на. А если этот козел-на (комбат) скажет нести-на обратно-на, дружно пошлите-на его на**й-на!

Но самый сумасшедший тип - командир роты, капитан. Наказывает как-то солдата за косяк:

- Купер, ты сегодня идешь... Даю три подсказки:

а) пи**ить комнату Джи (в его личном диалекте это туалет),

б) кататься на качелях,

в) е**ть Софи Лорен.

Ваш ответ, конечно же, "а". И не забудь приклеить бирку "Я люблю комнаты Джи. Ваш Купер".

Продолжение следует…

Сборник слов и выражений, используемых в российской армии ХХI века:

Шакал - среднестатистический офицер, не наигравшийся в детстве в солдатиков. Обычно неграмотен, глуп, отдает приказы, не поддающиеся логике. Часто получает втык от вышестоящих шакалов и раздает его личному составу в двойной порции.

Замполит - название ходовое, хоть оно и перешло в наследство со времен советской России. Официально звучит чуть длиннее - заместитель командира батальона по воспитательной работе.

Гном - военнослужащий, отслуживший меньше тебя или просто находящийся в подчинении.

О проекте.

Как я долг Родине отдавал. Письмо 1-е.

Как я долг Родине отдавал. Письмо 2-е.

Печать

Спецпредложения компаний (на правах рекламы)

Яндекс.Директ